ГЕОСТРОЙИЗЫСКАНИЯ
Официальный дистрибьютор TOPCON и SOKKIA
  
+7 (831) 214-93-17
Вы можете выбрать дилера в удобном для Вас городе
КАТАЛОГ
БАЗОВЫЕ СТАНЦИИ
СЕРВИСНЫЙ ЦЕНТР
ПОДДЕРЖКА
О НАС
  
  

ПРОФ. Ф.Н. КРАСОВСКИЙ О СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ И КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМ ПОДХОДЕ К ГЕОДЕЗИЧЕСКОМУ ПРОИЗВОДСТВУ!

07-11-2018

В статье «О постановке высшего геодезического образования» Ф.Н. Красовский проводит оригинальное сравнение подходов к развитию геодезического производства в двух противоборствующих политических системах.

 

 

В капиталистических государствах правительственные органи­зации отводят внимание геодезии и картографии, главным образом постольку, поскольку результаты геодезических и картографических работ необходимы для обороны государства. Хотя крупнейшие ученые этих стран достаточно ярко и неоднократно выясняли необходимость иного подхода при оценке значения геодезии и картографии в народ­ном хозяйстве и в общем развитии науки о Земле, но при отсутствии народного хозяйства в капиталистических странах их голоса до сих пор там не услышаны. Частная собственность за свой счет орга­низует нужные ей геодезические экспедиции для разведок полезных ископаемых, для геологических съемок, для использования водной энергии, для проложения новых путей сообщения; капиталисты же за свой счет отправляют дорого стоящие экспедиции из географов и геодезистов для обследований тех или иных районов в колониях. Но, конечно, подобное обслуживание геодезией и картографией запросов хозяйственных — непланомерно, случайно и имеет мало общего с той организацией геодезического и картографического дела, которая отве­чает народному хозяйству и народной промышлен­ности.

Некоторым исключением является Северная Америка, где уже пятьдесят лет геодезия и топография развиваются не только для обо­роны, но за государственный счет для целей общей геологической съемки этой страны. Однако и в САСШ внимание к геодезии и топо­графии со стороны государства маленькое, и расходы на геодезиче­ское дело вряд ли составляют О,1°/0 всего бюджета.

В царской России геодезическое и картографическое дело слу­жило исключительно для обороны и было поэтому сосредоточено в военных организациях: в Корпусе военных топографов и в Гидрогра­фическом управлении (последнее, впрочем, вело ничтожные работы).

Такая целевая установка имела своим следствием то, что геодезически и картографически обслуживались в России лишь пригра­ничные районы: снимались и переснимались Польша, Волынь, Бес­сарабия, Литва, Латвия, Финляндия; велись геодезические и топо­графические работы упрощенного типа в Туркестане, в пограничной полосе Сибири.

Вся остальная часть государства, т.е. 9О°/0 его территории, оста­валась неизученной, ею не интересовались. Результат характеризуется тем, что по существу на современных картах СССР при надлежащем отношении к карте следовало бы оставлять белые места на 70°/0 общей площади СССР; что до 1926 г. по Московской губернии при­ходилось пользоваться упрощенной картой, составленной в 1843 году; что до работ 1928/29 г. река Колыма была нанесена на картах с ошибкой в 400 км. — и т. д. и т. д.

Социалистическое строительство, в противопо­ложность капиталистическому, предъявляет к геоде­зии и картографии огромные и срочные запросы. По существу сейчас в СССР нет такого района, который не требовал бы нового геодезического и картографического материала, потому что даже в тундрах Сибири Комитет севера требует геодези­ческих данных для учета территории и соображений по ее распре­делению в целях планового управления хозяйством кочующих племен; потому что в песчаных пустынях юга (Казахстан, Туркестан) под землей скрыты разные богатства, местоположение которых под толстым слоем наносов прежде всего выясняется геодезическими методами.

При социалистическом строе геодезия и картография стали именинниками, так как учет того, что имеется на поверхности и в недрах, немыслимый без геодезии и картографии, является первым шагом к плановым соображениям в реконструкции народного хозяйства и промышленности; потому что геодезические и картогра­фические материалы дают необходимое основание для проектирований и сметных расчетов при организации и осуществлении современных крупных строительств, для разработки организационных планов сель­ского хозяйства; потому что только по геодезическим и топографи­ческим данным можно точно учесть, какие изменения претерпит тер­ритория по проведении тех или иных промышленных, инженерных и сельско-хозяйственных строительств, как далеко скажутся эти изменения и т. д.

Главное геодезическое управление ВСНХ СССР является про­дуктом того отношения государства к геодезии и картографии, кото­рое вытекает как необходимое из социалистического устройства СССР. В настоящее время ГРУ, пережив за первые семь лет своего существования влияние отголосков старого отношения к государственной геодезии и картографии и общие тяжелые последствия интервенции, имеет бюджет, который позволяет ему догонять САСШ, и собрало спе­циалистов и оборудование в размере, позволяющем широко разверты­вать геодезические и картографические работы.

Но та дыра, которую в геодезии и картографии оставило в отношении запросов хозяйственной жизни царское правительство; с другой стороны: срочность запросов социалистического строитель­ства, огромность территории, подлежащей геодезической обработке необходимость при наличии огромного отставания в геодезическом деле дать геодезические результаты ранее приступа к промыш­ленным, инженерным и агрикультурным проектированиям; наконец необходимость вести геодезические работы в общей связи, двигаясь постепенно от изученных территорий к неизученным (необходимость, обусловленная научно-технической стороной дела),—все это ставит в настоящий момент геодезическое дело в СССР в условия очень трудные и притом проведение его наталкивается на обстоятельства, взаимно-исключающие друг друга: запоздание на 40 лет неминуемо требует проведения в огромном размере так называемых основных геодезических работ, которые дают необходимое научное обоснование и организующее начало последующим за ним работам топографи­ческим, землемерным и картографическим, но результаты которых непосредственно в практических целях не используются; с дру­гой стороны срочность хозяйственных запросов и отсутствие на ряд районов и даже областей хотя бы самых примитивных карт заста­вляют колебать основные принципы геодезии и картографии и испол­нять геодезические работы срочно, не считаясь с тем, какая неразбериха может получиться, если на огромной территории организация этих работ будет заведомо неправильна. Какие могут быть выходы из создавшегося положения? Они намечаются следующие: 1) увеличение существующих кадров геодезистов и картографов; 2) применение новых методов работ; 3) новый подход к постановке и оборудованию геодезических работ и топографических съемок, характеризующийся перенесением в геодезию достижений обще-инженер­ной техники и усвоением геодезистами в специальных условиях их работ применения последних достижений инженерного искусства.

Царское правительство, по сравнению с другими государствами, в области геодезии сделало большой шаг вперед в том отношении, что признавало необходимость для России специального топографического и геодезического образования и содержало соответ­ствующие специальные учебные заведения, отпуская на них вполне достаточные суммы и отлично их оборудуя. При огромности протяжения границ России иначе и не могло быть.

Из других государств специальное геодезическое образование ставилось и ставится только в Германии (если не считать миниатюр­ной школы картографов-топографов при Артиллерийском управлении в Англии). Но геодезический факультет в Германии, входящий в состав сельско-хозяйственного вуза, не дал и не дает деятелей для государственной геодезии и картографии, или, как мы говорим, для большой геодезии. Органическая связь этого факультета Германии с системой сельско-хозяйственного образования имела следствием то, что геодезическое образование, даваемое им, является полу высшим, и оканчивавшие этот факультет не допу­скались к службе в германское Геодезическое управление, а использовались главным образом в службе земельного кадастра как землемеры.

Это очень характерный пример, который приходится нам учитывать: симбиоз геодезического образования с сельскохозяйственным определенно приводит не к тому результату, который нужен для современного развития геодезических работ в СССР.

Комплектование геодезистов и картографов во всех Европейских государствах, кроме СССР, в общем идет таким образом:

а)   некоторые из окончивших военную академию офицеров гене­рального штаба, получившие в академии общую подготовку по топо­графии и геодезии, переходят, вследствие склонности их к занятиям математикой и геодезией и при наличии у них, конечно, соответствен­ных способностей, на службу в учреждение, ведающее государствен­ными геодезическими и топографическими работами и состоящее обычно в военном министерстве; здесь в течение нескольких лет, совершенствуясь под руководством видных специалистов в теоретическом изучении высшей геодезии, математической картогра­фии и практической астрономии, они участвуют в качестве по­мощников в полевых геодезических работах, в лабораторных исследованиях инструментов и в вычислительных работах по уравни­ванию триангуляций и нивелировок и проч., а также проходят цикл астрономических наблюдений, входящих в программу государствен­ных геодезических работ, на одной из астрономических обсерваторий! эта подготовка в производстве, проводимая индивидуально дает на фундаменте высшего военно-инженерного образования отлич­ные результаты, и во всяком случае впоследствии эти офицеры гене­рального штаба становятся организаторами и руководителями в геоде­зическом деле;

б)окончившие университеты молодые люди, оставаясь при кафед­рах астрономии и геодезии, совершенствуются как ассистенты в практической астрономии, теоретической части высшей геодезии, в математической картографии и затем привлекаются на государствен­ные геодезические работы в качестве астрономов, гравиметристов, для теоретических исследований в области обработки материалов высоко-точных геодезических работ и в качестве вычислителей.

Во Франции указанного типа комплектование геодезистов выпол­няется из питомцев знаменитой Политехнической школы.

В ОАСШ, где Геодезическое управление несет и обязанности по береговой съемке и исследованиям приливов и отливов, геодезисты выходят из гидрографов, из окончивших политехнические институты и физико-математические факультеты университетов; каким образом из этих лиц, не имеющих специального геодезического обра­зования, отрабатываются геодезисты, — нам неизвестно, но, конечно, подготовка в производстве играет здесь видную роль.

Итак, во всех странах, кроме СССР, специального геоде­зического высшего образования не существует; но на основе очень солидного высшего военно-инженерного образо­вания, или на основе солидного высшего инженерно-строи­тельного образования, или на основе высшего физико-матема­тического образования — отрабатываются индивидуально в геодезическом производстве и при использовании обсерваторий и лабораторий научных учреждений в нужном (но очень малом) числе геодезисты, используемые при этом в течение нескольких лет не на самостоятельных ролях; в бытность в высшей школе все эти лица получают по геодезии и топографии лишь общую подготовку, усили­ваемую в некоторых инженерных школах специальными занятиями по практической астрономии и высшей геодезии; впрочем эта общая подготовка и в Германии и в САСШ проводится довольно солидно.

Как сказано, в России с 1895 года существовало специальное высшее геодезическое образование, которое до 1917 г. было военным; с 1917 года образуется геодезический факультет в Московском Меже­вом институте, в который вливается затем (в виде отделения) с 1923 г. и Военно-геодезическое отделение Академии генерального штаба; с 1922 г. открывается в Харькове Землеустроительный и геодезиче­ский институт, дающий также на своем геодезическом факультете специальное геодезическое образование.

Чтобы объяснить эту существенную разницу в подходе к ком­плектованию кадров геодезистов в СССР и во всех других государ­ствах, приходится учесть следующие обстоятельства:

Организаторами топографических и картографических работ должны быть, конечно, лица с высшим техническим образованием; таких лиц выделяет в государствах Европы и в Америке среда топо­графов, так как в большом проценте она состоит из лиц с высшим образованием, обогащенным еще углублением после школьной скамьи в области высшей геодезии, геологии и географии; число таких орга­низаторов топографических и картографических работ требуется—даже в Америке — очень небольшое, менее десяти на год, и поэтому здесь возможна индивидуальная переквалификация. Число потребных для СССР топографов — огромно, оно исчисляется в 2 000 чел., кроме того в наших условиях это будут лица с средним, хотя и спе­циальным образованием; надлежащая работа этой массы спе­циалистов средней квалификации потребует организаторов, обладающих высшим геодезическим образованием, но прошедших и достаточную топографическую подготовку; таких инженеров- геодезистов, организующих большие топографические съемки, вно­сящих в эти работы новые методы и оценивающих и сводящих в одно целое результаты топографических и картографических работ,, требуется не менее 100 человек, и конечно об индивидуальной их подготовке, а также и о перенесении основ этой подготовки в про­изводство не может быть речи. С другой стороны, огромное отстава­ние в геодезических работах, являющееся печальным наследием про­шлого, заставляет в виду срочности запросов применять значительные отступления от классической постановки геодезических работ, т.е. целесообразно и не нарушая научных требований, приспосабливать геодезию к срочному проведению топографических и картографиче­ских работ, что практически требует полного понимания геодезистами условий и особенностей топографических съемок; мы не имеем, как в других государствах, исполнения геодезических работ вперед на- несколько лет до приступа к топографическим съемкам; наоборот нам всегда угрожает рогатая задача — провести топографические и картографические съемки, еще не имея окончательных данных по их геодезическому обоснованию.

Из всего сказанного вытекает вывод: инженер-геодезист в СССР, за исключением занимающихся только обработкой геоде­зических материалов, должен как общее правило располагать достаточной подготовкой и в области топографии и карто­графии; этот вывод отражен полностью в постановлениях 1-го Все­союзного геодезического съезда в 1922 году.

Очевидно, таких геодезистов может дать только специаль­ная высшая школа.

В основе подготовки геодезиста должны лежать обширные курсы по чистой и прикладной математике, специальный курс физики и общая подготовка по геодезии, топографии, картографии и практи­ческой астрономии. В ряде высших школ Европы и Америки эти условия соблюдаются полностью, и поэтому при ежегодной потреб­ности в 10 геодезистов становится возможной та индивидуальная подготовка в производстве, о которой говорилось выше, без наличия специальной геодезической школы. Спешная подготовка по матема­тике на наших инженерных факультетах, полное отсутствие на них циклов по практической астрономии и картографии, ничтожность проводимой подготовки по геодезии и топографии (за исключением Института инженеров путей сообщения) делают невозможной после­дующую переквалификацию этих питомцев наших инженерных фа­культетов в надлежащих инженеров-геодезистов. Физико-математи­ческие факультеты наших университетов (до сих пор по крайней мере) также не отвечали подготовке инженеров-геодезистов, так как готовили по одному в год кандидатов в ученых астрономо-геоде­зистов, исследующих фигуру Земли, но не знакомых с геоде­зическим производством государственной съемки; практическая под­готовка по геодезии и топографии в наших университетах отсут­ствовала. Однако переквалификация лиц, окончивших физико-мате­матические факультеты по специальности астрономической, может быть проведена в производстве — в направлении использования их не только как астрономов, но и математиков—вычислителей, работающих, однако по последней части под руководством полновесных геодезистов.

Число инженеров-геодезистов, потребных для осуществления пятилетки Главного геодезического управления и имеющих полную квалификацию, исчисляется цифрой около 600 человек; это число еще заметно возрастает при учете потребности Военно-топографического управления, экспедиций Геологического Комитета и НКПС, а также при учете потребности в руководителях землемерными работами НКЗема.

Конечно, приготовить специалистов в числе около 1000 человек и притом в своеобразной области, где тонкие теоретические познания должны выгодно со­четаться с организационными навыками и значитель­ной практикой в точных работах, может лишь спе­циальная высшая школа и притом достаточно мощная. Так как следующая пятилетка вероятно предъявит еще больший спрос на геодезистов в СССР, то несомненной является жизненность этой мощной школы на долгий срок.

Мощность геодезического производства в СССР и огромное значе­ние геодезических и картографических работ в социалистическом строительстве обусловливают, кроме вышеуказанных причин методи­ческого характера, необходимость иметь в СССР мощную высшую геодезическую школу.

Особенностями постановки образования в этой школе должны быть в общей его части:

а) значительная подготовка по математике—чистой и прикладной,

б) специальные курсы физики, дающие подход к метрологии, гравиметрии и практической астрономии и включающие отделы инструментальной оптики,

в) особые курсы инженерной техники, позволяющие впо­следствии геодезисту легко перенести в свое производство достиже­ния общей техники — конечно через посредство соответствующих специалистов.

Из указанных трех пунктов первый обусловливается самой при­родой высшей геодезии и математической картографии; второй пункт особенно важен потому, что он обеспечит подход к геодезическому и картографическому инструментоведению и этим самым к осво­бождению нас от иностранной зависимости в деле изготовления точ­ных инструментов; кроме того, использование геодезистом открытий физиков непременно приведет к существенному изменению методов полевых геодезических работ и следовательно к значительному повы­шению их темпа.

Но особенное внимание приходится уделить третьему пункту: при современной постановке образования геодезист, как преиму­щественно геометр, будет лишь исполнителем, но не инженером; если в Америке инженер любой специальности получает достаточную общую подготовку по геодезии и топографии, то геоде­зист, долженствующий быть инженером в своей специальности, обязан усвоить некоторые основы инженерной техники и получить навыки к использованию ее новых достижений. Только проведение этого условия даст нам новых инженеров-геодезистов, которые овладеют геодезически и картографически необъятной территорией СССР.

Этот подход в русской геодезической школе никогда не прово­дился. Надо сказать, что в военно-геодезической школе более упраж­нялись в астрономии и до 1923 года завершали образование при

Пулковской обсерватории; отсюда то следствие, что техникой в геоде­зическом военном деле ведали не геодезисты, а военные топографы, которые изобретали нередко разные кустарные приспособления. В Мо­сковском Межевом институте на его геодезическом факультете инже­нерная сторона организации геодезических и картографических работ также не нашла себе еще места, потому что она была заменена при­ложением геодезии к инженерному делу с устремлением на крупное участие питомцев института в инженерно-изыскательских работах. Но самое главное, что эти приложения геодезии в инженерном деле сосредотачивались на мелочных особенностях геодезических дей­ствий в изысканиях и не давали геодезисту общего инженерного мышления.

Этот порядок должен быть изжит. Задача обслу­живания геодезией социалистического строитель­ства требует, чтобы геодезист получил на школьной скамье инженерную зарядку, и чтобы затем в жизни он мог для любого района правильно сообразить, какие технические усовершенствования надлежит внести в геодезических работах, и по изготовлении этих усо­вершенствований другими инженерами сумел бы их правильно использовать.

Что касается специальных курсов высшей геодезической школы, то они должны быть поставлены соответственно делению ее на два факультета: астрономо-геодезический и картографо-геодезический; на первом факультете главными предметами являются низшая геоде­зия и топография с фотосъемкой, теория ошибок наблюдений, высшая геодезия, гравиметрия, практическая астрономия, геофизика, органи­зация геодезических работ; на втором — топография и фото-топогра­фия, высшая геодезия с геодезической астрономией, математическая картография, геоморфология, геология, составление и редакция карт, издание карт. На том и другом факультете — летняя академическая и производственная практика должна быть более длительной в от­личие от других высших школ на эту летнюю практику нужно отводить ежегодно около 10 декад цельным отрезком. Производство и в лице Главного геодезического управления имеет возможность по­ставить и ставит уже в действительности эту производственную практику в поле именно в указанных размерах.

На упомянутых двух факультетах могут быть поставлены спе­циализации: на астрономо-геодезическом — по геодезическому инструментоведению, а на картографическом — по аэрофотосъемке, причем последняя специализация должна быть поставлена и дать геоде­зистов для руководства работами фото - топографов; в виду осо­бого значения аэрофотосъемки для изучения необжитых районов, т.е. для составления карт, специализация входит в состав картографо-геодезического факультета.

Все сказанное выше достаточно убеждает, что в настоящее время надлежит приступить к существенной реорганизации существующего высшего геодезического образования.

Сожительство современных геодезических фа­культетов с землеустроительными факультетами не может быть признано нормальным. В школах сельско­хозяйственных не может быть той атмосферы большой геодезии и точных наук, которая необходима для геодезических факультетов; сожительство с сельскохозяйственными факультетами сводится только к общей администрации и к желанию обратить геодезистов в земле­меров. что и наблюдается в Германии, где геодезические факультеты при сельскохозяйственных школах, однако дают не настоящих геоде­зистов для государственной геодезии, а землемеров первого разряда для земельного кадастра. Важность и срочность геодези­ческого обслуживания территории СССР требуют учета этого предостережения; отсутствие надлежащей инже­нерской зарядки на геофакультетах Московского Межевого института и Харьковского института, конечно, объясняется сожительством их с землеустроительными факультетами. С другой стороны, нахождение сельскохозяйственных вузов в ведении НКЗема имеет последствием непременно то, что существующие при них геодезические факультеты являются пасынками, им не отводится должного внимания, поскольку они работают главным образом на изучение естественных про­изводительных сил, на добывающую промышленность, на исполь­зование энергетических ресурсов и на промышленное инженерное строительство.

Уничтожение земельных границ и индустриализация сельского хозяйства требуют составления агро-инженерных проектов и смет организации новых крупных хозяйств и комбинатов, а для этого, как и для всяких промышленных и инженерных проектов требуется общее геодезическое обоснование и точная топографическая съемка масштаба не крупнее 1:25 000, т.е. проведение сперва в данном районе работ Главного геодезического управления; исполнение проекта организа­ции хозяйства в натуре потребует, между прочим, как и при исполне­нии проектов по любому строительству, землемерных и нивелиро­вочных действий, базирующихся на точных геодезических данных ГГУ. При этом НКЗему будут нужны хорошей квалифи­кации землемеры, но нужные НКЗему геодезические работы, заслу­живающие именно этого названия, должны проводиться Главным геодезическим управлением ВСНХ. так как в этих работах пресле­дуются общие цели, так как результаты этих работ будут потом использоваться всеми, а не только НКЗемом, который в данных усло­виях может предъявить к геодезическим работам (последние не следует, конечно, смешивать с землемерными работами) только легко осуществимые попутно дополнительные требования.

Итак, вопрос сводится к тому, чтобы Главное геодезическое упра­вление своевременно обслуживало своими работами запросы НКЗема, т.е. к увеличению кадров геодезистов.

Изложенное выше достаточно убеждает, что геодезические факультеты должны быть выделены из сельскохозяйственных вузов, а следовательно и из ведения НКЗема СССР, с передачей их в Главтуз ВСНХ, т.е. в то ведомство, где находится и Главное геодезическое управление и Геолого-разве­дывательное управление и Горное управление, крайне заинтересо­ванные в развитии геодезических и топографических работ повсюду, а не только на территории, годной для земледелия; в ВСНХ же сосредоточены крупные инженерные строительства, все лесное хозяй­ство и ряд промышленных предприятий, требующих срочно геоде­зических результатов.

Но огромное количество геодезистов, которых нужно выпустить в течение ближайших десяти лет, сложность и тонкость их подго­товки, необходимость создания новых обширных лабораторий с пло­щадью около 18 000 м2 и полевых станций и зданий вне Москвы для проведения летних практик и размещения на этих практиках сту­дентов— все это заставляет уже говорить о создании находя­щегося в ведении Главтуза особого Геодезического института с двумя факультетами, как уже указывалось ранее, и с Военно-геодезическим отделением при нем.

Если в Европе геодезисты отрабатываются путем индиви­дуальной подготовки, то в СССР, где геодезии и картографии отводится заслуженно большое внимание, приходится также стре­миться к этой индивидуальной подготовке. Отсюда понятна потреб­ность в соответствующе оборудованных лабораториях. Но особен­ностью геодезических лабораторий является то, что в них работа должна приближаться к условиям геодезической работы в поле, т.е. эти лаборатории должны позволять, хотя бы искусственно, иметь расстояния в десятки метров, что приводит к обширности пло­щади этих лабораторий.

Создание специального геодезического вуза, обус­ловленное огромностью подлежащих подготовке кадров, особенностью геодезического высшего образования и необходимостью внесения в него новых технических подходов, а также дифференциацией геодезического образования, отвечает еще требованию учреждения сети геодезических факультетов, которые явятся под­собными к этому Геодезическому институту.

Украина и Сибирь должны иметь свои геодезические факультеты, но лишь с одной специализацией— по основным геоде­зическим работам; ориентируясь на учебные планы Геодезиче­ского института, эти факультеты своими выпусками помогут обслужить именно Украину и Сибирь, причем, не заводя сами всего цикла геодезических обсерваторий и лабораторий, дорогостоящих и предъя­вляющих при постройке крайне специальные требования, путем коман­дирования своих питомцев со старшего курса в Московский Геоде­зический институт, т.е. в его лаборатории, могли бы восполнять недостатки собственного оборудования, а может быть и преподава­тельского персонала.

С признанием значения геодезии и картографии в жизни и в строительстве СССР университеты — Московский и Ленинградский— пожелали завести у себя геодезические факультеты, базируясь на существующие астрономические циклы физмата. Астрономов в геоде­зическом производстве нужно, конечно, очень немного — 10-15 человек; кроме того, нужна в ГГУ астрономия как часть геоде­зии. Между тем в университетах всегда геодезия рассматривалась как часть астрономии и поэтому ставилась как маленький теоретический предмет, занимающийся теорией фигуры Земли. Таким образом во всем прошлом и в самые последние годы в университетах имели слабое представление о той геодезии, которая нужна социали­стическому строительству.

Учреждение геодезических факультетов при университетах рас­пылит и без того малый преподавательский состав и средства на оборудование. Целесообразнее, конечно, сосредо­точить эти силы и средства. Говорить об отработке теоретиков по геодезии, для чего физматы возможно имеют наибольшие данные, также не приходится, так как такие теоретики должны образовы­ваться из аспирантов Государственного научно-исследовательского института геодезии и картографии, состоящего при ГГУ, с исполь­зованием при этом кафедр физмата.

 

Проф. Ф. Красовский.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

  
 
Обратная связь